Блог

Легко сказать: прости меня! Легко ли?

Однажды я натолкнулся в интернете на мем: слова, которые нам труднее всего произнести. В списке были такие зубодробительные термины, как Дихлордифенилтрихлорэтан, Тетрагидроканнабинол… и простое слово «прости!»

Казалось бы, что тут сложного? Но я помню с каким трудом, со слезами приходилось детстве заставлять себя попросить прощения за свое поведение. Не намного легче признать себя виноватым и сейчас, в браке.

А с другой стороны, кому нужны наши извинения? Что они меняют, если мы причинил кому-то боль или вред? Однако все мы знаем, как тяжело жить, если значимый для меня человек не прощает меня.

Счастлив прощенный

В Библии и археологических находках последних лет есть упоминания о царе Давиде, который правил примерно 3000 лет назад. Из того, что мы о нем знаем, можно сделать вывод, что это был выдающийся политик и военачальник. Он сделал блестящую карьеру от выпаса овец до царского трона. Он также был талантливым поэтом, написавшим множество песен, вдохновляющих людей и в наше время. У Давида было огромное состояние и большая семья. С любой точки зрения, он был «везунчиком», человеком, которому можно только позавидовать.

Но однажды царь Давид написал песню (псалом) о человеке, которого можно назвать достигшим блаженства или попросту «невероятно, абсолютно счастливым». И таким человеком царь посчитал не того, кто богат, талантлив или популярен. Он заявил, что блажен человек, чьи грехи прощены. Тот, кто может теперь жить с чистой совестью, зная, что Бог не предъявляет ему обвинения.

Цари тоже плачут

Это не было абстрактным богословским рассуждением. Давид делится личным опытом. Он лишь однажды позволил себе зайти слишком далеко. А потом отчаянно пытался укрыться от последствий своего проступка. В результате, все стало еще хуже.

Дело в том, что царь, за которого его воины без страха шли в любую битву, подло отправил своего друга и помощника на верную смерть. Хотел скрыть свою интрижку с его женой. Все знали, что произошло, но кто бы посмел обвинить главу государства? Казалось, что все сошло Давиду с рук. Он мог и дальше наслаждаться удовольствиями, доступными его богатству и власти.

Но в той же библейской песне Давид пишет, что пока он молчал, его кости гнили заживо. Он чувствовал гнев Бога и сам был себе ненавистен. И лишь когда царь сумел признать свою вину, попросить прощения у Бога, он понял, что такое настоящее счастье.

Последствия его преступления никуда не делись. Но теперь прощенный Давид был снова жив и мог разгребать завалы в своей жизни.

Нелегко быть банкротом

Почему же нам так трудно просить прощения, даже когда мы знаем, что виноваты? И откуда берется это чувство вины?

Дело в том, что хотим мы того или нет, но наша жизнь — не совсем наша. Она дана нам на время, как бы в долг. То же касается и всего, что наполняет нашу жизнь: отношений с людьми, возможностей что-то сделать и т.д. Наши отношения с другими людьми строятся на том, что они дают нам «кредит доверия». Когда мы причиняем им боль или вред, мы оказываемся в долгу.

Зачастую, интуитивно понимая это, мы пытаемся «отработать долг», искупить вину. Но чаще всего нам нечем платить по счетам. Нужен новый «кредит», а где его взять? Попросить же прощения — значит, признать себя банкротом.

Нам ненавистна сама мысль, что мы оказались бессильны что-либо исправить. Мы пытаемся делать вид, что никакого долга нет. Надеемся, что все как-нибудь само исправится. И живем под бременем вины, ощущая свой неоплатный долг.

И если другому человеку мы можем пытаться что-то отдать в уплату нашего долга (забрав у себя или кого-то еще), то с Богом это просто невозможно. Сама наша жизнь дана нам Богом. Все, что есть в этом мире, тоже принадлежит Ему. Нам просто неоткуда взять средства в уплату за наш грех, за «нецелевое использование» нашей жизни.

Все, что мы можем, это честно признать свою неплатежеспособность. Попросить, чтобы Бог проявил к нам Свое милосердие.

Прощение — какой ценой?

Теоретически, любой банк может простить нам кредит, если мы неспособны его вернуть. Не знаю, случалось ли с вами когда-нибудь подобное чудо? Но если бы это произошло, надо понимать, что долг не просто испарился. Его кто-то погасил.

В данном случае, это, например, акционеры или владельцы банка. Простив ваш долг, они, по сути, сказали: мы согласны понести убытки, пострадать.

Это верно и в отношение нашего долга перед Богом. Прощая нам грех, Бог говорит: Я не буду требовать, чтобы ты расплатился за этот проступок. Я согласен пострадать Сам.

Прощение, доступное каждому

Евангелие утверждает, что Бог не только согласился, но и, действительно, пострадал вместо нас. За нашу жизнь, потраченную на злые, пустые и бессмысленные дела, Он расплатился Своей кровью, а это очень ценная валюта. Теперь Его прощение доступно каждому.

В этом основная проповедь христианства. Нам необязательно гнить заживо под тяжестью своих грехов. Мы можем быть честными с Богом. Мы можем признать свою вину и попросить у Него прощения.

Это нелегко. Но такой поступок открывает нам двери в жизнь, дает возможность начать разгребать обломки и строить что-то удивительное и прекрасное. Потому что Бог хочет меня простить, Он обещал это сделать, как только я поверю Ему и попрошу о милости.

Прощен? Передай дальше

И тогда мы можем научиться не только просить прощение, но и прощать других людей, если они об этом просят. Не только в Прощеное воскресенье, а в любой день.

Это тоже будет нам чего-то стоить. Это потребует определенной жертвы с нашей стороны. Мы должны понимать, что простить — значит, отказаться от права мстить или припоминать человеку его злой поступок.

Это не значит сказать «ничего страшного» — что мы тогда прощаем? Это не значит, что мы сразу будем доверять другому человеку. Вряд ли банк в нашей истории, простив нас, сразу же выдаст нам новый кредит. Доверие требует времени.

Но говоря кому-то от сердца «я прощаю тебя», мы даем другому человеку (да и себе, на самом деле) свободу. А сделать кого-то другого по-настоящему счастливым человеком — это тоже, своего рода, счастье.

© 2019 Cru in Moldova